Баланс в мегаполисе

История одного «ничто»

Мне ничего не приходит на ум. Казалось бы, здесь можно и разойтись, но, Вас, Штирлиц, я попрошу остаться.

Признаюсь, честно, что в тот раз, когда я получила на «Что?» бросающее вызов «Ничто», я не смогла сдержаться и спросила: «А чем именно может быть это ничто?» Как вы понимаете, на этом подающий надежды диалог был завершен, так и оставшись в надежном «ничто», а вместо надежды, компаса земного, пришли мысли для размышлений.

Мы привыкли мыслить «заполненными» категориями, и, как только стакан на половину пустеет, хочется его наполнить. Обратите внимание, как мы относимся ко всему, что теряет смысл, цвет, вкус. Бывшее «что-то» превращается в «ничто», и от этого мы стараемся поскорее избавиться. «Ничто» — это синоним пустого, неважного, порой даже обесценивающего. И это так.  Раз мы уже с вами оказались в надежном «ничто», то давайте разбираться в определениях.

Ничто

В квантовой механике к «ничто» относятся с уважением и интересом. Во-первых, что поразительно, есть определение. Это пространство. Согласитесь, что уже это придает ощущение перспективы. Вакуумной перспективы, потому что это пространство вакуумного состояния. Согласна, непросто для восприятия, а ведь все так красиво начиналось. Другой важный принцип, который позаимствуем у квантовой механики, это принцип неопределенности Гейзенберга.

Гейзенберг
Вернер Карл Гейзенберг

В двух словах, этот принцип о следующем: чем больше данных об одной характеристике частицы, тем меньше точности при измерении другой. Например, чем больше у нас данных и показателей об энергии частицы, тем меньше мы знаем, где она находится. А сейчас внимание. По теории Гейзенберга, если мы абсолютно уверены в том, что в определенной точке пространства (в вакууме) нет частицы, то в этой точке находится достаточный заряд энергии для образования этой частицы. Если еще проще: при наличии «ничто» это пространство будет стремиться к заполнению новыми частицами из этого «ничто».

В математике отношение к пустому множеству тоже крайне рабочее и функциональное. Ничто может быть нулем. Обидно? Нет, звучит гордо! Ноль – это целое число, которое поразительно может влиять на математические комбинации, умножая в десятки раз, провоцируя споры на счет деления на ноль. В средние века во Флоренции за счет приписывания нуля увеличивали сумму долга, поэтому ноль какое-то время был запрещен. Казалось бы, ноль не несет значительного смысла, а его (смысла) больше, чем кажется.

ничто

Также, если обратить внимание на цифры санскрита, индийские или арабские, число ноль всегда представляет собой окружность, что в индийском культуре, например, значит жизненный цикл. Пустое множество считается транзитивным (упорядоченным) множеством, не имеющим элементов. Если верить аксиоматической теории множеств, пустое множество – это своего рода фундамент и строительный материал в мире других множеств.

То есть в этом «ничто» скрыто больше, чем кажется?

Да. В ничто скрывается нечто. Нечто ресурсное.

Больше, чем просто «ничто»

Извините уж за эту тривиальную игру слов, но давайте рассуждать вместе. Когда в ответ на вопрос мы получаем «мне ничего не приходит в голову», то это говорит о том, что за этим «ничто-ничего» скрывается нечто большее, о чем на самом деле хочется поговорить, но в силу ряда обстоятельств не представляется возможным. Сразу оговорюсь, что здесь чувство пустоты рассматривается как кратковременное состояние, которое вызывает фрустрацию.  Если относиться к «ничто» как математику, то для нас это также будет множеством, частью других множеств. И тогда при исследовании этого «ничего» открываются детали, которые и выводят на важный разговор.

Если сделать усилие и вернуться к квантовой механике, то теория неопределенности Гейзенберга обретает интересный смысл. Во- первых, при наличии данных об одних показателях частицы у нас имеется меньше знаний о том, где она находится, например. Чем больше у нас информации об одной характеристике из жизни человека, тем меньше мы знаем о других.

ничто

Вторая часть принципа гласит, что пространство «ничто» стремится к заполнению новыми частицами. В случае, если мы считаем, что частицы в определенной точке пространства нет, то существует определенный заряд энергии для нее образования. То есть если мы считаем, что в этой внутренней пустоте ничего нет, то существует энергия, которая преобразуется в жизненный ресурс и заполняет это пространство (пустоту). Чаще всего в этом ресурсе раскрывается чувство любви, дающее внутренние силы.

Глубина пустоты

Ничто ассоциируется с пустотой. Переживать состояние фрустрации в этой пустоте не самое легкое дело, и мы стремимся эту пустоту чем-то заполнять, лишь бы не чувствовать ее присутствие. А на самом деле, это пространство – не враг, не деструктивная сила, а друг, который немного задержался в дороге, и из-за того, что «ночью ехать лень пробыл до утра».

ничто

Вместо того, чтобы с ним бороться, стоит посмотреть на это как на тот ресурс, который из энергии создает новые частицы. Пустота ведь не бывает пустой. Причины, по которым возможно ощущение внутренней пустоты, предполагает новую тему для размышлений, поэтому пока продолжаем разбираться в понятиях. Ничего не произойдет, если побыть некоторое время в этом состоянии и познакомиться с этим пространством, в котором скрыт большой ресурс. Мне не особо близка идея борьбы с внутренним чувством пустоты, потому что в этом случае должен быть победитель и проигравший. А из этой истории ничего толкового не выходит. И вместо того, что стараться соединить в себе как «что», так и «ничто», мы бросаем этому вызов и отдаляемся от себя еще дальше.

К «ничто» можно относиться как к нулю, как к символу жизненного баланса, который представляет, как множество отрицательных чисел, так и положительных. Без нуля множества отрицательных и положительных чисел не особо имеют смысл. К своему «ничто» можно относиться по подобию математических канонов: это внутренняя точка баланса, которая имеет место быть.


Другие статьи автора:

О чем мы спим?

Почему классический психоанализ не работает в 21 веке?

Виктория Исаева

Психоаналитически-ориентированный психолог Блог в Instagram: @psy_bond