Баланс в мегаполисе

Зачем медитации научный контекст?

Когда я говорю о современных светских практиках медитации – практиках осознанности или майндфулнесс, то уточняю, что они научно обоснованы.

С одной стороны это означает, что некоторые эффекты конкретных практик изучены и подтверждены исследованиями. С одной оговоркой, что это очень молодая область науки и очень многое еще не изучено и многое требует повторных тщательных исследований. Но даже имеющиеся сегодня данные – все же намного больше, чем просто туманные обещания.

С другой стороны, это означает, что обучение проводится в научном контексте. И тут у вас может возникнуть резонный вопрос, а зачем медитации нужен научный контекст? Ведь существует великое множество школ и традиций с религиозным или мистическо-эзотерическим контекстом. И не просто существует, а востребовано и процветает.

Речь пойдет не о том, что светская медитация не противоречит религиозным и философским убеждениям человека (а также их отсутствию). Я хочу объяснить, ЧТО ИМЕННО дает научное объяснение человеку, который хочет начать медитировать. Или тому, кто уже это делает, но готов себе признаться, что выбранный им подход не работает конкретно для него.

Итак, в своем подходе к обучению медитации я опираюсь на три дисциплины: психология, нейронаука и эволюционная биология. Другими словами, пересекающиеся знания по этим наукам (хотя нет единого мнения относительно того, является ли наукой психология) являются контекстом для медитативной практики. Ну, а если шагнуть вперед, то зарождающаяся созерцательная наука как раз и находится на стыке этих трех дисциплин.

Нейронаука

В медитации мы работаем преимущественно со своими физическими ощущениями, эмоциями и мыслями, что опосредованно влияет и на поведение. Работаем – это не изменяем и не вырываем с корнем, а знакомимся поближе и учимся подружиться. Нейронаука объясняет нам, что за всеми сенсорным переживаниями и ментальным опытом стоят конкретные неврологические процессы, работа разных участков мозга, разных нейросетей. И несмотря на то, что нейронауке известно не так уж много о неврологических процессах, лежащих в основе медитации, даже имеющиеся данные дают нам понять, что механизмы, лежащие за мысленными цепочками, чувственными переживаниями, болью и удовольствием, желанием и отвращением, зашиты в нашей проводке.

Это понимание делает переживания менее личными, не моим багом, не моей виной. Это делает их моей природой, за которой стоят гены, биология и личная история жизни.

При этом, опять же благодаря открытию нейропластичности, я могу изменить некоторые вещи с помощью своей регулярной практики медитации: например, стать более сосредоточенным человеком, дольше держать внимание на любой деятельности и меньше отвлекаться.

Бесконечные руминации, пережевывание прошлых обид и несбывшихся надежд, тревоги за будущее посреди ночи больше не кажутся такими пугающими. Ведь это естественное неврологическое состояние, работа мозга в режиме по умолчанию в моменты «простоя». И этот режим просто помогает моему мозгу обработать прошлый опыт, особенно опыт социальных взаимодействий, и трансформировать его в планирование своего будущего. Но теперь я также знаю, как этот режим может сделать меня несчастным и подкинуть мне проблем вплоть до психологических расстройств таких как депрессия и тревожность, если будет «включенным» большую часть времени. И главное, я знаю, ЧТО делать, чтобы из него выйти.

Вы можете подумать, ну зачем эволюции делать нашим режимом по умолчанию тот, что заставляет вечно метаться между прошлым и будущим, вспоминая и прогнозируя в негативном ключе? Оказывается, что развитая способность к прогнозированию была огромным  преимуществом для выживания наших предков — гоминидов. Способность планировать отдаленное будущее, в том числе, позволила нам стать доминирующим видом на этой планете. Вот мы с вами и подошли к эволюции.

Эволюция

«Ничто в биологии не имеет смысла кроме как в свете эволюции». Ф. Г. Добжанский

Наш мозг сформировался не в вакууме, он – детище эволюционного отбора.  Не только нашу физиологию, но и нашу психологию нельзя понять должным образом без базовых знаний эволюционной биологии. Понимание того, как и в каких условиях эволюционировал наш мозг, открывает двери к пониманию себя.

Неудовлетворенные искатели

Мы, как и все млекопитающие, эволюционировали, чтобы исследовать нашу среду и постоянно искать новые угрозы и возможности. Те, кто спокойно лежал под деревом и не интересовался шевелением в кустах, просто не стали наши предками. Ими стали самые настороженные особи, сканирующие внешний мир в поиске опасности. Спасибо им за негативный уклон нашего мозга!

Млекопитающие мотивированы искать новинки в окружающей среде (так называемое поисковое поведение). Эволюция не одобряла животных, которые сидели толстые, счастливые и довольные собой. Хотя они могли быть самыми счастливыми существами из когда-либо существовавших, они, вероятно первыми стали обедом для других, менее удовлетворенных искателей. Или они погибли, потому что не тратили достаточно времени на поиск новых возможностей в своем окружении.  В экспериментах нейробиолога Яака Панксеппа крысы при электростимуляции области, ответственной за поисковое поведение, никогда не получают окончательного удовлетворения. Они жмут и жмут на кнопку, пока не падают в изнеможении. Стремление к поиску глубоко укоренилось в мозгу млекопитающих, и оно зашито в нас. Это означает, что система нашего мозга настроена награждать нас за поисковое поведение. Такое поведение помогало нашим предшественникам процветать в доисторическом мире, в котором новизна была редкостью в океане относительной стабильности и предсказуемости.

Но в нашей новой информационной реальности, ориентированные на бесконечный поиск новой информации, мы можем стать фактически информационными наркоманами. Подстегиваемые дофаминовым кнутом, мы, не замечая усталости, стресса и перегрузки, порхаем с сайта на сайт в надежде сорвать информационной джек-пот.

Вот так в современных сложных и неопределенных условиях многие наши эволюционные преимущества дают сбои. Поставили обновление, и вылезли ошибки. Несоответствие сложности сред, в которой мы живем и в которых развился наш мозг приводит нас к множеству проблем.

Ненасытные лакомки

Эволюция говорит нам на языке удовольствия продолжать есть шоколадку и чипсы. Ведь сладкое и жирное были редкой и ценной находкой у наших древних предков, источником энергии. «Калории, выживание! Вернуться еще!». Если мы воспользуемся сегодня этой эволюционно успешной стратегией, то рискуем своим здоровьем с учетом ломящихся от мусорной еды полок в супермаркетах.

Выдохшиеся

Стрессовая реакция, спасавшая жизни нашим предкам тысячелетиями, в современной среде становится хронической. Мы можем сидеть сытые, в теплом, в безопасном доме без сиюминутных проблем, но при этом испытывать стресс от мыслей об оплате налогов, которые придут только через несколько месяцев. Хотя наша реакция на стресс по сути такая же, как у почти всех позвоночных, наши когнитивные способности для визуализации будущего поистине уникальны. Но вы никогда не увидите рыбу, обеспокоенную глобальным потеплением.

Так, с примерами мы зашли слишком далеко, и это мы еще не говорили об эмоциях, о нашей связанности благодаря жизни в группах тысячелетиями…

Но зачем нам все это в нашей практике медитации?

А затем, что мы все в одной лодке. У меня такая же нервная проводка, как и у вас, и она сформировалась не вчера. И это понимание ведет нас к большему принятию своего опыта, своих психологических процессов. Оно ведет нас к большему состраданию не только к своему физическому и эмоциональному дискомфорту, но и к боли других людей. Это понимание делает нас менее осуждающими – в отношении самих себя и других. И уж если я – такой же, как и вы, сформированный эволюцией для жизни в социуме, то я с бОльшим желанием буду формировать хорошие с ним отношения, при этом понимая, почему мне так больно, когда меня отвергают.

Понимание своей природы, менее личное отношение к ее проявлениям, принятие и сострадание, которые помогает нам развить научные подход, создают необходимые условия для продуктивных встреч с самим собой. И не только на подушке для медитации, но и в самые разные моменты соприкосновения со своей повседневной жизнью, моменты, на которые мы действительно обращаем свое внимание.


Эту статью отлично дополняют:

Истоки майндфулнесс

Почему классический психоанализ не работает в XXI веке?

Эволюция прощения и мести

Эволюция, эмоции и мозг

 

Дмитрий Сениченков

Основатель проекта Art Of Balance, майндфулнесс коуч, психолог, популяризатор созерцательной науки «То, что ты практикуешь, становится сильнее».